Иммерай - мир на Грани...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Иммерай - мир на Грани... » Параллельная Плоскость » ф/б Божьи твари


ф/б Божьи твари

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://pp.vk.me/c625319/v625319515/b736/CFxYeej0FF8.jpg
Действующие лица: Велиар, Лиараэль.
Место действия, дата (по Реальности), погода: Гея, Райские кущи, солнечно, но не жарко. Воздух свеж и напоен ароматом цветов. Райская погода, в общем-то.
События:

Неожиданная встреча бывшего серафима и ангела спустя некоторое время после восстания Люцифера. Адам и Ева ещё счастливо живут в Раю под присмотром ангелов, один из которых неожиданно для себя обнаруживает незваного гостя. Между демоном и Лиарой завязывается разговор. На сей раз - о людях.

Отредактировано Лиараэль (2014-11-19 10:14:35)

0

2

Солнце драгоценным камнем сияло в небе, то тут, то там украшенным белоснежными мазками облаков. Эти пушистые гиганты неслышно плыли в сапфировой выси, бросая тени на землю. Кроны деревьев слегка шумели, покачиваясь под лёгкими порывами тёплого ветра, который нёс в себе сладкий запах цветов.
Лиараэль мягко улыбнулась, полной грудью вдыхая напоенный свежестью аромат и подставила лицо лучам света, пробивающимся сквозь густую листву.
Эдем жил своей непостижимой жизнью, его дыхание чувствовалось в шорохе травы, полноводные реки были его сосудами, вечнозеленые леса - пёстрой шкурой, а многочисленные животные - глазами и ушами. Творец постарался на славу, собрав здесь всё то, что смело можно назвать прекрасным. Он вдохнул вечную жизнь в обитателей Райских кущ и обеспечил им полную свободу, безопасность и благополучие. Лишь запретил своим детям, Адаму и Еве, вкушать плоды с одного-единственного древа... так и ломились его ветви под тяжестью ароматных фруктов.
Заслышав рядом шорох, ангел обернулась на звук - то были олени, вынырнувшие из лесной чащи. Нежные, тонконогие создания смотрели на неё своими большими влажными глазами и не попытались убежать, когда белокрылая направилась к ним.
- Здравствуйте. - тихонько сказала Лиара, протягивая руку навстречу и касаясь головы ближайшего. Её пальцы пробежали по мордочке, погладили шею и легонько почесали пятнистый бок. Второй рукой она предложила животному угощение и усмехнулась, почувствовав прикосновение тёплых губ к ладони.
От жителя леса исходило спокойствие и лёгкий интерес - животные в Саду никого не боялись, а потому их эмоции были ровными, как гладь озера в тихий день. Девушка прикрыла глаза, наслаждаясь ощущением абсолютного контакта с живым существом, однако не стала удерживать оленей, когда они всё же решили отправиться по своим делам.
Ангел выпрямилась, провожая их взглядом, после чего вернулась к первоначальному маршруту - она хотела кое-кого проведать. Впереди был ещё долгий путь.

Отредактировано Лиараэль (2014-11-19 12:17:55)

+1

3

Демон Велиар удобно расположился на небольшом пригорке, с которого хорошо просматривались райские кущи. Иллюзия меняла ему облик, скрывая от бывших братьев и сестёр, а Всемогущему и Всезнающему Отцу до его присутствия, судя по всему, не было никакого дела. Велиара это обстоятельство абсолютно устраивало. Ему нравилось сидеть совершенно неприметным под сенью высоких стремящихся в чистую гладь небес деревьев, нравилось смотреть, слушать, впитывать в себя этот мир.  Велиар понимал его неправильность и хрупкость, знал, что это понимание разделают немногие, и чувствовал, что в безопасном мёртвом спокойствии Эдема скоро появится глубокая трещина. Высокопоставленный демон не был уверен, что именно он будет её причиной, но знал, что не хочет упустить момента, когда этот мир начнёт рушиться. Ему думалось, что любой мир должен казаться особенно прекрасным за мгновение до того, как погибнет, свернётся, падёт. Велиару ещё не приходилось видеть что-то подобное, но он уже знал, что в этот момент должен ощутить трепет, вмещающий в себя сожаление и радость — чудесные и чистые эмоции, — и особенно сильным этот трепет должен быть во время падения Эдема.
Велиар заметил, что испытывает странные чувства, когда посещает место, долгое время бывшее его домом. Вероятно, их можно было назвать «ностальгией», хотя это слово в полном его значении ещё толком не появилось. Демоны стояли на ушах: кто-то злился и буйствовал, кто-то страдал и мечтал о прощении, иные делали вид, что абсолютно равнодушны к совершённому по отношению к ним «предательству». Новый дом Велиара постоянно сотрясался от ненависти, злости, ревности и отчаяния, но сладкой грусти по отношению к Эдему не испытывал никто, кроме него. Демон не сожалел о случившемся, но, только покинув рай, понял, что никакой ненависти к этому стерильному миру не испытывает. Эдем и всё небесное царство было неинтересным, однообразным, скучным, но красивым местом, и, чтобы пополнить чувство прекрасного, Велиар нередко в него возвращался.
В нём не было желания вредить этому миру, как не было желания вредить какому-либо его обитателю. Даже люди — те самые безволосые обезьяны, которых крайне ненавидели многие его собратья, — у Велиара не вызывали никаких чувств. Он, действительно, не понимал, почему, будучи ангелом, был обязан служить им, но в этом непонимании не было зависти или чистой агрессии. Велиару было любопытно. Конечно, переродившись демоном, он мог из чистого любопытства вскрыть эти слабые тела и посмотреть, как они устроены изнутри. Порой подобное желание одолевало его, но в нём не было как таковой жестокости. Наверняка, подобные мысли время от времени приходили в головы и к некоторым ангелам, восхищённым превосходной работой Творца, разница была лишь в том, что их вполне устраивало знание теории, а Велиару интересна практика и, рано или поздно, он, действительно, может удовлетворить своё любопытство.
В действительности, падение мало отразилось, как на его внешнем облике, так и на сознании. Оно, определённо, стёрло с Велиара небесный лоск, состоящий из предрассудков, святости и отсутствия каких-либо желаний, кроме пресловутого служения Богу. Возможно, оно окончательно исказило его понятие плохого и хорошего, но Велиар подозревал, что вмешательство было не таким уж сильным. Когда он был ангелом, его искусственно ограничивали в мышлении, а, став демоном, Велиар навсегда потерял эти ограничения. Кого-то подобные перспективы сильно изменили, но он остался собой.
Состояние его мыслей, пребывающих в непрерывном движении, было одновременно беспокойным и умиротворяющим. Взгляд демона скользил по кустам и деревьям, по живности и птицам, по людям, бесстыдным в своей наготе и желаниях, и оставался абсолютно безучастным. Для него все эти картины были равнозначными, и лишь кое-что иногда всё же выделялось, вызывая сильное и порой даже неприятное беспокойство. Вот и сейчас, пока Велиар наблюдает, как в тени деревьев исчезает и появляется фигурка белокрылого ангела — прекрасного и безнадёжно беззащитного, — на него накатывают чувства: радость, любопытство, жажда обладания.
Демон, восседающий на пригорке, улыбнулся, наблюдая, как Лиараэль беспечно гладит никогда и ничего не боявшегося в своей бесконечной жизни оленя — идиллическую картину, которую хотелось и не хотелось разрушать.
— Здесь красиво, — произнёс Велиар голосом, неуловимо похожим на его собственный, и всё же чужим: чистым, довольно высоким и даже несколько резким. Его новое лицо, более вытянутое и широкое, с резкими и острыми чертами, было таким же чистым и белым, как у Лиары, белыми же были недлинными волосы, торчащие во все стороны острыми пиками, а глаза, в отличие ясных, открытых, красных глаз девушки, оставались бледно-фиалковыми, почти белыми и совершенно непроницаемыми.
— Чистое небо, влажная зелень листы, прекрасные животные… Глядя на это умиротворяющее спокойствие трудно поверить, что здесь недавно была война, — Велиар поднялся. В этом теле он был чуть ниже себя самого, но похожего телосложения. Стройный, если не сказать, худощавый, в белых одеждах и с белыми же крыльями за спиной Велиар сам себе казался едва ли не прозрачным. В принципе, подобное определение не отходило от правды. Он был сейчас зеркальной гладью озера, а его нынешний облик — всего лишь отражением двух лиц. — Мне даже кажется, что многие ещё не верят или уже забыли об этом неприятном происшествии. [ava]http://sf.uploads.ru/PEHpU.png[/ava]

Отредактировано Давид Блэр (2014-12-20 08:08:54)

+1

4

Лиараэль ещё наблюдала за степенно удаляющимися пятнистыми крупами грациозных животных, когда услышала чей-то голос, немного по-юношески резкий и высокий. Она повернула голову и встретилась с бледно-фиалковыми, похожими на аметистовый кристалл глазами другого ангела. Его волосы, кожа и одежды были такими же белыми, как у самой девушки, а потому он, казалось, сиял среди сочной зелени насыщенно-изумрудного цвета. Глядя на него ангел непроизвольно сравнила своего собрата со сверкающей белизной высоких облаков среди безупречно-синей глади неба в тихий день. Худощавое телосложение и крылья, аккуратно сложенные за спиной, лишь усиливали это впечатление.
Она не сразу ответила на его слова, задумчиво разглядывая его чистое лицо в попытке вспомнить имя, данное ему Творцом. В голове почему-то вертелось только одно - Ториэль...
Царство небесное было населено множеством ангелом, каждый их которых занимал определённое место в сложившейся с начала времён и иерархии и выполнял данное ему от рождения предназначение. Все они были разными внешне, а также различались своим характером и представлениями о мире и служении. Однако при всех своих отличиях каждый из белокрылых был неуловимо похож другого, как бывают бывают похожи дети одних родителей. Да, все живущие на этом свете были одной большой семьёй под ласковым взором своего Отца. А потому животных, безмолвных и неразумных, порою называли меньшими братьями. Что же до человека...
- Да. - склонила голову в кивке Лиара. Так вышло, что тем самым она ответила на всю прозвучавшую реплику целиком. После чего печально улыбнулась, не скрывая горечи в голосе: - Порою лишь забвение помогает справиться с пережитой болью и страхом.
Она сжала ладонью локоть второй руки, пытаясь скрыть своё волнение при воспоминании о произошедшем. Её глаза покинули лицо собеседника, пускаясь в путешествие по едва заметной лесной тропинке, пролёгшей меж шероховатых стволов деревьев. Дыхание ангела, до этого ровное и спокойнее, на мгновение утратило свой ритм, а светлые ресницы слегка задрожали.
Почти всю ту войну она провела взаперти. Буквально накануне этих ужасных и неправильных по самой своей сути событий, навсегда изменивших Небо и Землю, её навестил Агриэль, давний друг, с которым они частенько коротали отпущенную им вечность за разговорами обо всём на свете. Говорили они в этот раз, однако вскоре после того, как темноволосый ангел покинул девушку, она поняла, что не может покинуть место, выбранное для очередной беседы. Удивление и непонимание вскоре сменились самым настоящим ужасом, когда до невольной пленницы долетели отголоски битвы. Лиараэль металась в своей "клетке", пытаясь выйти наружу. Временами она звала, надсадно крича и моля о помощи.... временами сжималась в плотный комочек, всей кожей чувствуя бурю ярости, ревности и злости, которая в буквальном смысле разорвала на части казавшееся таким незыблемым равновесие мира, порождённого Господом...
... Когда ей наконец удалось обрести свободу, всё было практически кончено. Восставшие против своего творца ангелы пали, навсегда утратив своё право быть рядом с ним, а те, кто сумел отстоять царство небесное, были изранены и потрясены. Лиараэль бродила средь своих братьев и сестёр, заглядывая в их лица, полные боли и непонимания. Кто-то роптал, кто-то порывался продолжить бой и добить предателей, осмелившихся перечить воле создателя, кто-то, такие, как и сказал этот всё же незнакомый девушке ангел, просто не верил в случившееся.
- Нам удалось залечить раны, но шрамы от них останутся навсегда. - наконец отозвалась она, когда ей удалось справиться с собой. - Можно делать вид, что ничего не случилось, можно не верить... но это не отменит свершившегося.
Её брови печально изогнулись, и ангел положила ладонь на грудь, будто ей стало больно. В какой-то мере, так оно было. Даже оставшись в стороне от всех этих событий, она переживала их не меньше остальных. И, как и другие, несла в своём сердце потерю, которая казалась непоправимой.
- В такие моменты понимаешь, насколько хрупок этот прекрасный мир. И насколько важно оберегать его таким, как ты и я. - сказала она, глядя в светлые глаза своего собеседника.

Отредактировано Лиараэль (2014-12-18 10:25:28)

+1

5

Велиар прозрачным взглядом фиалковых глаз внимательно рассматривает ангела до тех пор, пока не убеждается — она осталась прежней. Всё тот же голос, глубокий и чувственный, те же плавные жесты и мягкие черты лица. Демоны только появились, и понятия вульгарности ещё не существует, но, как только оно найдётся, им обязательно заклеймят вызывающе женственную фигуру чистого и непорочного существа. Когда Велиар думает об этом, ему почти жаль девушку, и при этом очень хочется посмотреть на её реакцию. Поймёт ли она помыслы тех, кто на неё будут смотреть с вожделением? Как отреагирует на них?
«Любопытно», — отмечает демон. Напряжение в голосе Лиараэль и дрожь в её руках наполняют его тёмной ревнивой радостью. Прошло совсем немного времени, но он доволен, что не забыт. Доволен настолько, что ему хочется успокоить её, уберечь, огородить от печальных мыслей, но он знает, что это невозможно. Даже простое утешение, которое мог бы выразить малознакомый ангел, в данный момент недоступно Велиару. Есть риск, что, коснувшись до него, Лиараэль узнает знакомые помыслы, и его инкогнито будет раскрыто. Эта была первая их встреча с тех пор, как Велиар накануне битвы запер ангела в лабиринте иллюзий, и ему не хотелось, чтобы она скоро прекращалась.
— Но иногда забыть невозможно, — говорит он с грустный улыбкой, и добавляет про себя, что многие при этом не могут и простить. — Проходит время, а в голове всё крутятся и крутятся неразрешимые вопросы. Почему они так поступили? Почему напали на нас? Почему Всезнающий Создатель позволил это?.. — Велиар намеренно осекся и изобразил неуверенную улыбку. На породистом лице такое выражение выглядит нелепо, он это знает, но, надеется, что именно этот эффект несоответствия получит своё внимание.
— Простите меня. Я утомляю вас ненужными разговорами, а вы, должно быть, заняты? — неуверенности в его голосе нет и, задавая свой вопрос, Велиар желает услышать вполне определённый ответ. Лиараэль добрая. Она всегда стремиться помочь всем. Порой Велиару такая черта искренне нравится, но чаще всего она его раздражает. — Однако, я вижу, что с вами не всё в порядке. Мне жаль, что своими словами я задел вас за живое. Неужели, вы потеряли в той ужасной битве кого-то особенного? — Велиар делает порыв приблизиться, но пресекает его, отражая неловкость. Да-да, этому ангелу неловко, что он создаёт какие-то неудобства. Он не похож на Лиараэль, он эгоистичен и горд, но совсем не плох. Его порывы не задержат злых помыслов. По крайней мере, именно так пытается выглядеть демон.
Он не может читать мысли Лиараэль, и всё же влияет на её восприятие. Велиар знает, что она видит перед собой ангела и, наверняка, уже выдумывает ему имя. Стоит немного поддержать беседу, Лиараэль свяжет этот призрачный облик с одной или двумя встречами, решит, что видела его и даже немного знает, и почувствует некоторую неловкость за то, что не признала сразу — пусть давно и редко, но они уже разговаривали, не так ли?
Проще всего создавать образы, основанные на реальных впечатлениях. В конце концов, все ангелы, так или иначе, похожи. Из-за отсутствия явной индивидуальности, легко заменить в память одного ангела на другого. Впрочем, даже не заменить, а просто дать поверить, что он — именно тот, кого Лиараэль смутно знает.[ava]http://sf.uploads.ru/PEHpU.png[/ava]

Отредактировано Давид Блэр (2014-12-20 08:08:41)

+1

6

Взгляд фиалковых глаз собеседника внимателен и чуток. Его грустная улыбка будто вторила её собственной, отражая сочувствие и тревогу. Лиараэль поняла, что от чуткого собеседника не укрылись её истинные эмоции, та почти физическая боль, которую она испытывала при воспоминании о той войне. Он был тысячу раз прав, этот незнакомый ей ангел, забыть такое невозможно. На самом деле, она не была уверена, что хоть кому-то под этим небом удалось оставить в прошлом пережитый ужас предательства братьев.
Слишком мало времени прошло. Его едва хватило, чтобы залечить раны и восстановить мир и спокойствие этого места, ставшего домом для детей Божих. Тех самых, чьё существование стало причиной восстания Люцифера и других ангелов...
- Похоже, нам не найти ответа, друг мой. - отозвалась она, заметив неуверенную улыбку ангела. После чего мягко покачала головой:
- Всё в порядке, не волнуйтесь. Я никуда не спешу. - сказала Лиараэль, убирая успевшую сжаться в кулак ладонь с груди и заставляя себя расслабиться. В конце концов, он не виноват. Откуда было знать этому прекрасному светлоглазому юноше, что чувства возьмут над нею верх от такого простого замечания.
Ей было до боли знакомо это выражение. С такими же лицами ангелы пытались осознать произошедшее, стоило отгреметь безумию битвы. Ведь тогда им довелось узреть то, чего просто не могло быть в Царстве Небесном - ревность, зависть, ярость и ненависть, до неузнаваемости исказившие некогда прекрасные лики их собратьев.
Она мысленно вторила прозвучавшим из уст собеседника вопросам. Она много раз задавала себе их, пыталась понять те мысли и чувства, что двигали теми, кто развязал войну. И раз за разом не находила ответа... ведь, чтобы понять падших, нужно было думать, как они, ощущать то же, что и они. Но этот путь вёл в ту же кромешную тьму, куда пали предавшие своего Отца ангелы.
Она вдруг поймала себя на том, что ей не так важно знать причины, побудившие Люцифера и его соратников на эту войну, сколько нужно знать его мотивы. Мотивы темноволосого серафима, заключившего её в хитроумную "клетку", чьё пространство, казалось, изменялось каждый раз, стоило ей лишь на мгновенье закрыть глаза, чтобы моргнуть.
"Почему ты так поступил? Зачем запер? Чего добивался?" - ещё одна горькая улыбка коснулась губ Лиараэль. Она была от рождения наделена способностью сострадать другому, лишь коснувшись его. В одно мгновенье понять чувства собеседника, прожить и разделить их вместе с ним. Все до единого - радость и печаль, боль и облегчение, триумф и отчаяние. Лишь руку протяни. Однако она так и не сумела понять того, кого называла своим другом. Того, к чьим странным речам она непроизвольно прислушивалась и против своего обыкновения порывалась спорить. Того, чьё имя она до хрипоты кричала, будучи взаперти, а после - повторяла, жадно вглядываясь в лица растерянных ангелов, для которых мир изменился отныне и во веки веков.
"Агриэль..." - губы Лиары дрогнули, беззвучно произнося одно-единственное имя. Оно пришло к ней сразу, стоило осторожному собеседнику задать свой вопрос. Она кинула на него взгляд, гораздо более резкий и быстрый, чем следовало бы. После чего смутилась, заметив, как было приблизившейся к ней ангел неловко отступил назад. Ей стало по-настоящему стыдно за своё поведение, за свою задумчивость, за свою невольную грубость к нему, столь предупредительному и мягкому. Он так искреннее извинялся за свои слова, будто и в самом деле был виноват.
"О боже, это же не так!..." - покаянно подумала девушка и кивнула, посмотрев на своего собеседника с ласковой улыбкой, которая спустя мгновение коснулась алых глаз и страдальчески изломленных от тяжелых воспоминаний бровей:
- Вы не виноваты. Просто я из тех, кому забыть это оказалось не под силу. - после чего она на мгновение замолчала, теребя рукой выбившуюся прядь волос. - Эта битва стоила нам всем многих потерь, а потому негоже наверное говорить о личных...
- Однако вы догадались верно. Я потеряла там кое-кого.
"Особенного..." - повторила про себя Лиара. Она до сих пор не знала наверняка, что стало с Агриэлем во время битвы и после низвержения восставших с небес. Она знала лишь то, что он был в их числе. И то, что каким бы ни был велик грех тех, кто пошёл против воли Создателя, она не желала ему смерти или вечных мучений.

Отредактировано Лиараэль (2014-12-19 08:23:11)

+1

7

В языке, на котором говорили Велиар и Лиараэль, строго говоря, не было существенной разницы между «ты» и «вы». В определённой степени, ангелы подчинялись иерархии и те, чей ранг был ниже, испытывали восхищение и уважение перед теми, кто занимал более высокий ранг. Это, несомненно, отражалось на их речи, и всё же не было данью вежливости. Ни этикета, ни определённых манер в этом мире не существовало. Все условности появятся значительно позже и их выдумали люди. Для ангелов выражать уважение к тем, к кому его испытываешь, было естественно даже в разговорах с равными.
— В таком случае, может, вы составите мне компанию в прогулке? — поинтересовался Велиар. — Вы знаете, — поспешно добавил он, — последнее время я чувствую настоятельную необходимость выговориться, и неуверен, кому можно было бы доверить свои мысли.
Эдемский сад был идеальным — чистым, свежим, наполненным светом и существами, красота которых отражала мощь силы творения, принадлежащей Создателю. Здесь не было и не могло быть места для зависти, злости, ревности, и, тем не менее, здесь случилась война. Вся армия Создателя разделилась на два лагеря и существа, которым должно любить, убивали друг друга. Даже при отсутствии сильной воли ангелы могли усомниться в безопасности столь дорогого им мира, и слова Лиараэль подтверждали это предположение, поэтому Велиар не думал, что мог сильно ошибиться со своим посылом. Лиара очень любила помогать и выводить на путь истинный. Почему бы не дать ей такую возможность?
— Вы говорили, что этот мир хрупок и его важно оберегать, — произнёс Велиар, когда они бок о бок вступили на неприметную тропинку, вытоптанную животными. Где-то невдалеке пели свои песни райские птицы, то тут, то там из-за цветущих кустов выглядывали ничего не боящиеся звери. В мире, находящимся за пределами райского сада, всё было иначе. Каждый день существам приходилось бороться за свою жизнь, и Велиар считал, что это наполняло их жизнь смыслом. Здесь же они напоминали насекомых, запертых в тюрьме из затвердевшей смолы — как живые, но всё же мёртвые.
С первым утверждением я полностью согласен, но второе... Скажите, от кого, по вашему мнению, стоит уберечь этот мир? От наших заблудших братьев и сестёр? Меня смущает подобная потребность, — признался ангел, размышляющий в то же время над тем, как поведёт себя кроличье семейство, если разодрать их мать. Осознают ли они опасность? Почувствуют ли утрату?
«Вряд ли мне дано это понять», — подумал демон, испытывая обычную смесь сожаления и радости. Лиара могла и почувствовать, и понять, но её подобные вопросы не интересовали. Нельзя сказать, что она, как и большинство ангелов, только созерцала мир, но её сопереживание, в конце концов, сводилось к жалости и желанию уберечь, в тоже время, Велиар был уверен — природа всех существ такова, что потрясения необходимы.
Поступок Люцифера и его союзников ужасен, но разве не следует разобраться в его мотивах, протянуть ему руку помощи, оказать поддержку? Вы говорили, что ответы не найти, и это в особенности правда, если их не искать. Откровенно говоря, я удивлён, насколько беспощадно они были изгнаны, — в ровном голосе ангела прозвучало выверенное сожаление. В каком-то плане, оно было искренним. Велиар не знал, на что можно надеяться, начиная войну, но не думал, что их так настоятельно прогонят. Настоятельно и жестоко.
«Интересно», — подумал Велиар, — «она видела, что с ними сделал её любимый Создатель? Видела, какими чудовищами стало большинство из нас?» — Падение сжигало крылья, корячило и искажало тела, ломало душу. Некоторые прекрасные ангелы словно бы разбухали и взрывались, превращаясь в исполинских рогатых монстров, с горячей и словно бы кровящей кожей. Другие съёживались, их сжимало и скрючивало в новое уродливое обличье. Насколько мог судить демон, такие метаморфозы не были связаны с какими-то законами этого мира. Так просто пожелал Создатель.[ava]http://sf.uploads.ru/PEHpU.png[/ava]

Отредактировано Давид Блэр (2014-12-20 08:08:27)

+1

8

Услышав просьбу белокрылого собрата, девушка прикрыла глаза и мягко кивнула:
- Хорошо, мой друг. Я всегда готова выслушать и помочь тому, кто в этом нуждается. Что вас беспокоит? - ответила она и вместе с ним ступила на едва заметную лесную тропу, то и дело теряющуюся в сочной зелени райского сада. Почва пружинила под босыми ступнями, даря им своё ласковое тепло. Эдем был тем самым местом, где можно было не бояться поранить ноги или наступить на что-то острое или колючее - мир, напоенный любовью Всевышнего, берёг всех своих обитателей.
"Почему же падших не остановила эта совершенная благодать?..." - размышляла она, созерцая несколько мирно копошащихся неподалёку кроликов. Судя по всему, это было небольшое семейство - мать-крольчиха с прижавшимся к ней маленьким отпрыском и несколько его братьев и сестёр, кормящихся в нескольких шагах от них. Время от времени пушистые комочки серо-бурого меха приподнимались на задние лапки, вытягивая тельце в столбик, и принимались оглядываться. Не в поисках хищника - здесь, в бессмертном царстве Бога, их можно было не бояться, а лишь затем, чтобы прыгнуть на сородича в потешной схватке или выбрать клочок травы посочнее.
- Я понимаю ваши чувства. Произошедшие события заставили нас огородить Эдем неприступными стенами и поставить ангелов на его стражу, - ответила она. После чего немного помолчала и, сцепив пальцы рук в замок, заговорила: - Однако я имела в виду что нужно оберегать его не от наших падших братьев и сестёр, а... от зла и разрушения. От плохих чувств и помыслов, от боли и обид.
"Быть может, эта тьма захватила их сердца... " - взгляд алых глаз коснулся лица собеседника, безупречно чистого, сияющего. - "И никто не сумел вовремя прийти к ним на помощь? Быть может, они, в отличие от Ториэля, не нашли, кому излить душу?"
В том, что этого ангела звали именно Ториэль, она уже практически не сомневалась. Ей было даже неловко, что она не сразу признала своего белокрылого собрата.
Лиараэль в очередной раз вспомнила памятный разговор с Агриэлем. Кто знает, может и он пришёл тогда к ней за спасеньем? А она не смогла это почувствовать и понять... и в итоге, он пропал вместе с теми, кто восстал против своего Отца.
Девушка порывисто подалась вперёд, к юному ангелу, желая взять его за руку:
- Я с вами полностью согласна! Мне кажется, что мы в силах помочь нашим братьям и сёстрам! Эта война, как бы она ни была ужасна, не должна принести ещё больше жертв... падшие ведь не всегда были такими. Они не всегда пылали злобой и ненавистью, не всегда хотели разрушить существующий порядок. Я уверена, они не желали ничего плохого. Они просто ошиблись! Заблудились в своих мыслях и чувствах... и, если указать им путь, они исправятся - заговорила она громче и напористее, чем собиралась. Она не знала точно, что же случилось с падшими. Лишь мельком видела яркие огни, стремительно летящие вниз подобно кометам в ночном небе. До боли и рези в глазах всматривалась, пытаясь разглядеть среди них знакомый шестикрылый силуэт. Но не увидела ничего... лишь таяли под плотно зажмуренными веками яркие блики, таяли под ручьями льющихся из глаз слёз.
Одни говорили, поделом им. Не место восставшим против Отца под сенью небес. Не место пролившим кровь своих родичей, покусившимся на благополучие райского сада и детей божих, таких юных (по сравнению с ангелами) и беззащитных. Темнели от  боли светлые лики, хмурились брови.
Другие готовы были броситься вдогонку, добить нечестивых, чтобы навеки изжить зародившееся зло. Подрагивали в бессильной злобе кулаки, сжимались в тонкую ниточку губы.
Лиараэль же разделяла эмоции своего собеседника. Верила, что можно было бы помочь, предотвратить и раз уж это всё случилось - простить оступившихся и исцелить их. Но Всевышний выбрал изгнание и падение. Почему? Она не смела судить его решения и лишь верила, что они имеют под собой некий нравственный урок для восставших.
Об этом она и поспешила сказать Ториэлю:
- Быть может, Отец наш сделал это в назидание. И он откроет двери Царства небесного, стоит лишь падшим раскаяться в содеянном.

Отредактировано Лиараэль (2015-01-05 21:50:36)

0


Вы здесь » Иммерай - мир на Грани... » Параллельная Плоскость » ф/б Божьи твари


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC